Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:13 

Багровая луна. Глава III

Rapariga
Название: Багровая луна.
Автор: Blackened Wing
Переводчик: Rapariga
Бета:
Пейринг: Канаме/Зеро, Зеро/Канаме
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Hurt/Comfort
Состояние оригинала: завершён
Состояние перевода: в процессе
Оригинал: здесь
Предупреждение: присутствует в какой-то мере графическое описание гомосексуальных отношений между персонажами мужского пола. Кровь, насилие, вампиры, смерть персонажа (упоминается как постфактум), попытка суицида, искажение характеров и сильный ангст. Если что-нибудь из вышеперечисленного вам неприятно, пожалуйста, не читайте. По ходу повествования в зависимости от оборота событий к отдельным главам могут быть добавлены иные предупреждения.
Саммари: Смерть Юки разрушила мир Зеро и Канаме и круто развела их по разные стороны. Разлученные чувством вины и ответственности, но связанные узами крови, они должны спасти свои отношения, либо смириться с тем, что уничтожат друг друга. Осталось ли в их разбитых и обозлённых сердцах хоть что-нибудь общее?

Глава I
Глава II

Глава III
МОИ СЛЁЗЫ - ТВОИ СЛЁЗЫ


Сквозь плещущуюся побагровевшую воду расплывчатая луна казалась кроваво-красной. Зеро медленно закрыл глаза, пытаясь обрести покой, но ему лишь стало больнее, когда грязная вода хлынула в лёгкие, и окоченевшее от сильной кровопотери тело сжалось в мучительном спазме удушья.

Неожиданно сильные руки обхватили его за плечи и, уцепившись за рубашку, дёрнули обратно к поверхности, резко взболтав прежде спокойную воду. Дезориентированный и удивлённый Зеро слабо пытался сопротивляться, но он едва мог пошевелиться, его помутнившийся взгляд не различал ничего, кроме вспенившейся тёмной воды и преломлённого лунного света, заплясавшего вокруг него по окровавленной пене, когда его голова рывком показалась из-под воды.

Против его воли лёгкие отчаянно втянули воздух, и Зеро, задыхаясь, закашлялся. Казалось, его предательское тело по-прежнему хотело жить, несмотря на то, что сам он этого не желал.

Кто-то быстро тянул его за собой через волны назад к берегу. Зеро этого не хотел и слабо вырывался, пытаясь высвободиться, но быстрый лёгкий удар чужого локтя в голову положил конец его сопротивлению.

Зеро вытащили из воды и бросили на грязный берег. Тогда он впервые взглянул на своего предполагаемого спасителя и был почти готов горько рассмеяться, если бы не удушье, которое всё ещё сдавливало ему горло. Ну конечно, он должен был сразу догадаться.

Стоя на коленях, над ним склонился Канаме. Вода стекала с его волос и одежды, его светлая рубашка, пропитавшись кровью Зеро, стала розово-красной.

- Кирию, ты вообще соображаешь, что ты делаешь? – жёстко осведомился чистокровный, его вид был мертвенно-бледным. Он перевернул Зеро на бок, осторожно надавливая ему на спину, чтобы помочь обращеному человеку избавиться от воды в лёгких.

Слишком ослабевший, чтобы сопротивляться, Зеро мягко шлёпнулся на землю, когда Канаме перевернул его обратно на спину, как только охотник снова смог слабо и коротко дышать.

- Оставь меня в покое… - выдохнул он хрипло и зло. Неужели Куран не мог просто дать ему спокойно умереть? Кто просил его вмешиваться? Проклятый чистокровный снова распоряжался его жизнью.

Эти недели разлуки стали для Зеро пыткой. Он пытался сдержать свой голод. Да простит его бог, он даже пытался утолить его в других местах – всего лишь очередное пополнение списка его непростительных грехов, за которые он заслуживал смерти. Но даже той похищенной запретной крови ему оказалось недостаточно. Она не доставила ему того, чего он ожидал и в чём нуждался. К сожалению, охотника приучили питаться только самым лучшим. Он стал рассчитывать на регулярный приток дурманящей чистой крови вампира. И теперь ничто кроме неё не приносило подлинного удовлетворения. Никто кроме Канаме.

Зеро знал, что всю оставшуюся жизнь будет зависимым от Курана, всегда будет жаждать его крови сильнее всего на свете и будет вынужден пресмыкаться перед ним, готовый быть использованным в обмен на… дозу. Он был обычным наркоманом, продавшим тело и душу своему дилеру. Это - не жизнь. Ни для него, ни для Канаме. Им обоим было бы гораздо лучше, если бы он умер.

Канаме отвесил Зеро пощёчину. Сильно. Зеро явно что-то сделал с их узами, потому всё случилось так незаметно. Из-за того, что запах крови Кирию был разведён водой, он не учуял его до тех пор, пока едва не стало поздно. Последовав на запах, Канаме с берега увидел Зеро в озере. Его сердце почти в буквальном смысле остановилось. Нельзя передать словами жуткую панику, охватившую его в тот ужасный момент. Канаме был готов поклясться, что это сократило ему жизнь на несколько столетий.

Поскольку действовать нужно было предельно быстро, он нырнул в воду, не тратя времени даже на то, чтобы раздеться или разуться,. В озере было столько крови… Зеро был таким тихим и безжизненным, опускаясь ко дну. Канаме не мог почувствовать его через их узы. Он думал, что Зеро мёртв. Думал, что уже потерял его. И сейчас он был немало раздражен. Просто взбешён! И его почти неудержимо трясло.

От удара сознание Зеро поплыло, и он едва не отключился.

- Отвали… - пробормотал он невнятно, до смешного бессильный сделать хоть что-нибудь, чтобы заставить чистокровного подчиниться. Зеро просто хотел, чтобы его оставили в покое и позволили провалиться в эту холодную темноту, которая на него надвигалась. Его запястья всё ещё слегка кровоточили, пятная рукава рубашки.

В следующий момент он осознал, что стоящий на коленях Канаме с неожиданной бережностью приподнял ему голову и прижал к своей шее, склоняясь ближе. Канаме расстегнул воротник своей рубашки – его намерения были очевидны.
- Кирию, заткнись и пей. – прошептал он, и в его голосе Зеро послышалась не скрываемая тревога. Зеро был слишком обескровлен, он умирал – но если сейчас выпьет, то будет жить.

Зеро отвернулся, неумышленно зарываясь лицом в плечо Канаме, упрямо отказываясь делать то, что ему говорят. Он не хотел жить, разве Канаме ещё этого не понял? Придурок. Как можно быть таким тупоголовым?

Голова Зеро закружилась от другого жгучего удара, отбросившего его обратно на землю. Из разбитой губы медленно закапала кровь. Боже… Куран спасти его пытается или убить?

- Ты трус, Кирию! – резко выкрикнул Канаме, нанося удар в очередной раз. Чистокровный не сдерживался, и, похоже, ему было наплевать на то, что он избивает обращённого человека слишком сильно. Хотя в данный момент Зеро это было наруку. - Ты выбираешь выход труса. Да как ты смеешь?!

Зеро с трудом мог сознавать, что резко встряхивающий его Канаме и сам дрожит. Чистокровный полоснул ногтями вдоль своей шеи, пуская кровь и позволяя ей беспрепятственно течь. Притупленные инстинкты Зеро тотчас же откликнулись: против его воли глаза налились красным цветом, а клыки удлинились. Аромат крови Канаме был слишком знакомым, слишком восхитительным, он неделями умирал по нему, и его истощенное тело жаждало получить его немедленно.

- Как ты мог нарушить обещание, данное Юки? – сурово спросил Канаме. Как ты мог поступить так со мной? Как ты мог бросить меня одного? Ты ведь знаешь, что произойдёт, если наши узы разорвутся.…Но этих слов Канаме не произнёс. Он был уверен, что Зеро совершенно плевать. Возможно, Зеро даже пожелал его наказать. Наверное, хотел, чтобы он сошёл с ума от утраты…. Парень сейчас его ненавидит – и не без причины. Ведь это он виновен в том, что Юки мертва. Он так старался её спасти,… но лишь быстрее убил. Он обещал её родителям никогда не причинять ей вреда, он обещал Кроссу, что позаботится о ней и о Зеро. Он нарушил все свои обещания, и этого он никогда не сможет себе простить. Никто не способен испытывать к нему большее отвращение, чем он сам. Зеро был прав в своей ненависти к нему, но не в том, что попытался покончить с собственной жизнью.

- Как ты можешь так просто сдаться и умереть, оставив её смерть неотомщённой, пока убийца где-то до сих пор наслаждается жизнью? – бросая Зеро слова, словно меткие кинжалы, рассвирепевший чистокровный для ровного счета врезал охотнику ещё несколько раз, пытаясь вразумить или, быть может, просто потому, что сейчас ему очень нужно было по чему-нибудь ударить. - Разве ты любил её так слабо?!

Зеро лежал спиной в слякоти, его голова кружилась от потери крови и тумаков взбесившегося чистокровного, но, глянув в яростные глаза Канаме, он вдруг со слабым удивлением осознал, что другой вампир на самом деле желает сдаться настолько же сильно, как и он сам. Но ведь Куран всегда жил, отвергая свои самые сокровенные желания, и его воля была настолько же сильна, как горе и отчаяние. Он не сдастся, не умрёт и не успокоится до тех пор, пока не отведает плоти и крови, пока не выпотрошит внутренности того, кто разрушил его жизнь и вырвал его сердце, отняв у него Юки ... и уничтожив все шансы, которые были у них с Зеро. Он был способен жить лишь ради мести, если это единственное, что ему оставалось. И он непременно увидит, как она свершится. В этом он не сомневался.

- Если ты слишком слаб или труслив, чтобы жить дальше – умирай, скатертью дорога. Но если ты по-настоящему любил её, тогда борись со своей болью и живи ради мести за неё и ради её памяти, – с силой проговорил чистокровный. Его голос всё ещё дрожал от необузданных эмоций, но уже был не таким громким.

Канаме рывком притянул голову Зеро обратно к своей шее, и, действуя почти бессознательно, Зеро жадно слизал кровь, стекавшую по влажному горлу чистокровного. Вонзив клыки в плоть Канаме, он машинально принялся пить. В его нынешнем состоянии, да ещё после столь длительного воздержания кровь Канаме повергла его в глубокий шок, преисполняя чувством бесстыдного абсолютного блаженства. Когда кровь наполнила его истощенное тело, восстанавливая и возвращая к жизни, его сознания начал достигать весь смысл того, что Канаме только что ему сказал, и того, что сам Зеро только что пытался сделать, и насколько мучительно пустым он чувствовал себя внутри. Всё это обрушилось на него одновременно, и он задрожал, пытаясь уместить в себе все эти чувства, разрывающие его на части. Но не смог, несмотря даже на то, что рядом был Куран. Это неважно. Ничто уже не важно.

Пока он пил из шеи Канаме, плечи Зеро начали трястись от рыданий. Сперва слабые, пока он тщетно пытался сохранять самоконтроль, всхлипывания становились всё сильнее и сильнее - до тех пор, пока ему стало едва хватать дыхания на то, чтобы глотать. Солёные горячие слёзы бежали по его щекам и падали Канаме на шею и воротник, а его руки вцепились в мокрую рубашку Канаме лишь потому, что она подвернулась ему, когда нужно было держаться хоть за что-нибудь. Он чувствовал, будто распадается на части, выворачивается наизнанку, выставляя всё напоказ. Ну и что с того, что он делает это перед чистокровным? Ну и что с того, что он снова утоляет своё пагубное пристрастие к вампиру, для которого по собственному желанию стал шлюхой? Канаме и так уже знал, что он принадлежит ему. Зеро был настолько опустошён, потерян и ко всему безразличен, что даже не был в состоянии хоть сколько-нибудь волноваться об этом. Невозможно было сдержать эту волну несметного горя, рвущего его на части, и он изливал слезами свои окончательно искалеченные жизнь и душу, прижимаясь к тёплой шее чистокровного, позволив мокрым волосам Канаме упасть ему на лицо и скрыть от всех его слабость и боль. Тело Канаме было тёплым, и Зеро не мог противиться неуместному эфемерному чувству защищённости. Когда-то он обрёл утешение в этих руках. Даже если всё это было ложью, хотя бы на несколько мгновений он мог притвориться…

Канаме почти яростно прижимал к себе голову Зеро, его пальцы вцепились во влажные светлые волосы. Он осел на землю, увлекая Зеро за собой. Свободной рукой он обхватил трясущиеся плечи обращённого человека, бережно прижимая Зеро к своей груди, пока парень рыдал, уткнувшись ему в шею.

Отрывисто дыша, Канаме закрыл глаза в напрасной борьбе со своими собственными эмоциями. Казалось, скорбь Зеро взломала накрепко запечатанную и запертую на амбарный замок дверь в его собственное сердце. При виде слёз Зеро он тоже мог плакать… наверное, впервые с тех пор, как умерла Юки.

Канаме всегда должен был быть сильным перед другими, ведь именно этого от него ожидали. Он доверял своим друзьям – Такуме, Айдо, Каину и Луке, но некоторых вещей он просто не мог себе позволить. Никто ещё не видел чистокровных плачущими. Никто кроме Юки и Зеро прежде не видел его слёз и никогда не увидел бы. Это было его судьбой и его проклятием. Он всегда должен был держаться как ни в чём не бывало, что бы при этом не чувствовал. Держаться раз за разом после того, когда всё и все, кого он любил, умерли и были отняты у него… Не важно, насколько сильным было сердце чистокровного. Оно было разбито на невоссоединимые осколки, и до этого момента он даже не мог разделить свою скорбь ни с кем, не смея демонстрировать окружающим ничего, кроме спокойствия, самоконтроля и отчуждения. Единственный, с кем он мог это разделить и попытаться найти утешение, отверг его и отвернулся, когда начался весь этот кошмар. Наверное, самый жестокий заключительный удар был в том, что он потерял не только Юки, но и Зеро. Что ж, по крайней мере, вот это они по-прежнему разделяли - узы боли. Неизлечимую боль и невыразимое горе.

Канаме зарылся лицом в волосы Зеро и дал волю своей собственной непростительной, но теперь уже непреодолимой слабости. Он рыдал вместе с охотником, и его безмолвные слезы, льющиеся на и без того мокрые волосы Зеро, казалось, жгли его глаза огнём всего того, что он так долго сдерживал и подавлял.

- Канаме... Я беспокоюсь за Зеро. Я боюсь того, что он может сделать с собой после того, как я... когда меня не станет. - Юки видела напряжение, снова возникшее между двумя вампирами, хотя они и скрывали от неё всю его полноту. Но она надеялась, что они вновь смогут обрести друг друга. А больше всего её успокаивало то, что она знала: в глубине души, они любят друг друга. И она так сильно желала, чтобы они были счастливы. - Канаме, прошу, обещай мне, что позаботишься о Зеро и не позволишь ему сдаться.

Юки обратилась к нему с этой просьбой почти перед самой смертью, когда они были наедине. В тот день Канаме и одним с Зеро воздухом дышать не хотел - столько боли они причинили друг другу, но он тогда сделал бы всё, чтобы только её успокоить и сделать так, чтобы она улыбалась чуть дольше... Поэтому он обещал, и это обещание сдержит. Ради неё... и... и ради Зеро. Она также заставила его пообещать, что он не будет слишком тосковать по ней. Но она должна была понимать, что этой клятвы он выполнить не сможет. Возможно, весь остальной мир не замечал кровоточащую дыру, которая зияла в его груди на месте сердца, но она там была. Он её чувствовал.

Плечи Канаме тряслись. Ему бы не следовало позволять себе такое... Но всё же, выплеснуть своё горе перед тем, кто понимал его боль так же хорошо, как и он сам, - это было чертовски болезненно, но в то же время приносило странное облегчение, поскольку всё то напряжение, которое так долго нарастало в нём подобно дымящемуся вулкану, наконец, вырвалось на волю.

Продолжение следует.

@темы: yaoi, fanfiction, Zero Kiryu, Kaname Kuran

Комментарии
2012-06-19 в 19:44 

Мне очень понравился фанфик!♥Пожалуйста, продолжайте его переводить!

URL
2012-06-28 в 23:41 

Rapariga
Гость Несколько следующих глав уже давно переведены, но требуют много правки... yukicross.diary.ru/p178135421.htm - перевод 4ой главы, специально для вас. :)

   

Vampire Knight

главная