Rapariga
Название: Багровая луна.
Автор: Blackened Wing
Переводчик: Rapariga
Бета:
Пейринг: Канаме x Зеро, Зеро x Канаме
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Hurt/Comfort
Состояние оригинала: завершён
Состояние перевода: в процессе
Оригинал: здесь
Предупреждение: присутствует в какой-то мере графическое описание гомосексуальных отношений между персонажами мужского пола. Кровь, насилие, вампиры, смерть персонажа (упоминается как постфактум), попытка суицида, искажение характеров и сильный ангст. Если что-нибудь из вышеперечисленного вам неприятно, пожалуйста, не читайте. По ходу повествования в зависимости от оборота событий к отдельным главам могут быть добавлены иные предупреждения.
Саммари: Смерть Юки разрушила мир Зеро и Канаме и круто развела их по разные стороны. Разлученные чувством вины и ответственности, но связанные узами крови, они должны спасти свои отношения, либо смириться с тем, что уничтожат друг друга. Осталось ли в их разбитых и обозлённых сердцах хоть что-нибудь общее?
Примечание автора: Этот фанфик является частью моей серии "Дуэт", которая целиком посвящена Канаме, Зеро и их взаимоотношениям. Вся эта серия представляет собой AU относительно манги после 33-ей главы. Т.е. соответствие с каноном имеет место быть вплоть до того, как Канаме просит Юки стать его возлюбленной, а всё что следует дальше с каноном расходится и описывается в моих историях, начиная с фанфика "Crimson Door". В этой альтернативной вселенной Юки – по-настоящему обычный человек, рождённый в семье людей, которые были друзьями родителей Канаме. Родителей Канаме убил Райдо. Чтобы отомстить за них и избежать опеки своего дяди, Канаме пытался убить Райдо, что повлекло за собой смерть родителей Юки. С тех пор она лишилась памяти, а Канаме - единственный, кто у неё остался.
Перед прочтением вам достаточно просто знать об этом и необязательно читать другие истории. Хотя для большего понимания всё же лучше сначала прочитать "Crimson Door", наша история происходит примерно через год после событий, описанных там. Некоторые главы, особенно самые первые, будут очень мрачными и ангстовыми. Обычно я стараюсь разбавлять это некой долей несерьезности и время от времени разряжать обстановку, и со временем мы доберемся до этого, но первоначально такой возможности не предоставляется - из-за природы происходящего и эмоций, с которыми предстоит иметь дело. Таким образом, вас предупредили, это что-то вроде краткого содержания, по крайней мере, пары последующих глав.
Примечание переводчика: Это вещь довольно древняя и объёмная, но от этого не менее замечательная, во всяком случае мне такая альтернативная вселенная после 33ей главы нравится больше канонной. ;-) Читать лучше по возможности в оригинале. Но тем не менее у меня в закромах обнаружился перевод нескольких глав, которым я когда-то занималась, и решила им поделится. Буду пока выкладывать по-тихоньку то, что уже наработано, а там видно будет...

Глава I
ПРАХ К ПРАХУ


Луна отливала серебром на прозрачной слегка волнистой поверхности озера. Колеблющиеся на тёмных волнах серебристые волосы тускло сверкали в лунном свете, словно фантом или призрак чего-то уже неживого. Серые глаза, не моргая, смотрели на луну, очертания которой делались расплывчатыми и искажёнными потому, как голова неподвижно и медленно уходила под воду, тело погружалось в прохладные тихие объятия озера. Неразличимое на фоне темной ряби, залитой лунным светом, по воде безприпятственно расплывалось багровое пятно. Неиссякающий кровавый поток делался видимым лишь там, где в свете неподвижной и недосягаемой луны окрашивал светлые волосы в красный цвет. Луна.… Сегодня она казалась такой большой – словно в любой момент могла изящно соскочить с неба и мягко расплющить мир под собой, положив конец всем глупым земным страданиям. Но это произойдёт недостаточно скоро. Во всяком случае недостаточно скоро для него.

Его душа и сердце уже были раздавлены, а это стало единственным спасительным выходом. Она умерла, и её смерть унесла с собой всё хорошее, что было в его мире, включая и само желание Кирию Зеро жить.

Он ведь должен был защищать Юки до самого конца своей предопределённо короткой жизни. Зеро никогда не рассчитывал на ответные чувства с её стороны, но ему было достаточно просто находиться рядом и быть уверенным в том, что она счастлива и невредима.… Но за последний год столько всего произошло, изменилось очень многое. События, причиной которых послужил коварный дядя Канаме, открыли им мир необыкновенных возможностей, о которых они прежде никогда и не думали. Неожиданным и прекрасным образом изменились не только его отношения с Юки, но и … Канаме стал частью этих отношений. Человек, охотник и чистокровный вампир – хоть это и трудно себе представить, но втроём они были очень счастливы какое-то время.

Какое-то время… такое недолгое. Время, прожитое в красивом обмане. Оно походило на краткий луч солнечного света среди мрачной зимы. Но эти несколько мгновений под солнцем только делали последовшуюю после тьму ещё хуже. Сомнительная красота лжи, в которую он почти позволил себе поверить, делала правду ещё более невыносимой. Жизнь в очередной раз показала, насколько жестокой она может быть - будто кто-то из них нуждался в подобном напоминании. Зеро никогда не мог и предположить, что она вот так его покинет - уйдёт туда, куда он не сможет за ней последовать. Но сейчас он последует за ней. Скоро… Скоро, если у смерти в отличие от жизни есть хоть сколько-нибудь сострадания.

Юки… я и представить себе не мог, что ты умрёшь раньше меня.

Ему было невыносимо вспоминать, какой она была в те последние недели. Медленно увядающая, словно цветок после зимних заморозков, она была жутко бледной и страдала так сильно, что, когда всё наконец закончилось, это можно было назвать милосердием. Оказавшись там, где боль уже была не способна её потревожить, и где она вечно могла видеть красивые сны, Юки казалась необыкновенно умиротворённой. Зеро был уверен: если рай существует, Юки сейчас находится там. Она всегда была ангелом при жизни и непременно должна оказаться среди них после смерти. Он сомневался, что его самого ожидает нечто настолько же светлое,… но всё-таки что-то подсказывало ему, что по ту сторону он вновь увидит её. И он не хотел ждать. Он не мог жить в настолько опустевшем мире и завидовал тому умиротворению, которое увидел на её лице.

Вдруг он ощутил лёгкий укол вины - незваной, как и лицо того, чей образ возник в его сознании.

Канаме.

Его смерть ранит чистокровного. По крайней мере, физически - из-за тех уз, что их связывают. Зеро не хотел переживать на этот счет, но в глубине души он по-прежнему испытывал сожаление, хотя и пытался это отрицать. С Канаме всё будет в порядке… во всяком случае он должен в это верить. Охотник подготовился. Прежде чем войти в озеро, он выполнил все необходимые заклинания, попытавшись блокировать их связь со своей стороны. Кровные узы нельзя отменить или уничтожить, но их можно временно ослабить и смягчить их воздействие - по крайней мере, так говорилось в книге. Даже в его нынешнем душевном состоянии, несмотря на все те боль и злость, которые он сейчас испытывал к чистокровному, Зеро не хотел ещё раз подвергнуть Канаме тому, через что вампиру довелось пройти после смерти Ичиджо. Поэтому Зеро принял все меры предосторожности, какие только мог. Канаме выжил тогда, выживет и теперь, хотя Зеро не понимал, почему он вообще беспокоится о нём после всего того,... что тот натворил.

Зеро просто... больше так не мог. Он пытался, но не смог. Он хотел, чтобы боль прекратилась.

Так будет лучше для них обоих. Когда всё худшее закончится, Канаме несомненно будет только рад избавиться от него. Чистокровный снова станет свободным и однажды свяжет себя с кем-то, кого действительно выберет. С кем-то, кого не нужно будет скрывать. В конце концов, их не связывало ничего кроме обычной физиологии. Зеро однажды почти поверил, что это не так. Он позволил Курану заморочить себе голову настолько, что и впрямь было решил, что тот … что-то испытывает к нему. Что-то достаточно глубокое, чтобы... Но нет. Очевидно, то было лишь действием вампирских гормонов и феромонов, Зеро был сбит с толку спецификой расы, к которой не принадлежал с рождения. С тех пор как Юки заболела,… охотник и чистокровный почти не разговаривали друг с другом. Напряжённость тех последних недель разрушила хрупкое начало их отношений и заново проложила между ними обширную ледяную пропасть отчуждения.

Когда Юки ранили, они были вместе. А ведь им следовало быть рядом с ней, они должны были защитить её. Всё должно было сложиться иначе,… но не сложилось. И с тех пор Канаме больше не смотрел на Зеро и не касался его. У Зеро было странное чувство, словно его предали, несмотря на то, что он и сам жёстко оттолкнул Канаме после событий той ночи. Он чувствовал за собой вину и ответственность и зло пресекал всякую возможность примирения.

Юки была бы жива, если бы не я. Если бы не Канаме.

Боль сочилась из его груди, подобно крови, хлещущей из открытой раны. Нет, Канаме не будет тосковать по нему. Чистокровный довольно ясно выразился, кем для него был Зеро, где его место, и как мало он значит.

«Заткнись, Кирию! Я ничего тебе не должен! Не думай, что можешь что-то требовать от меня только потому, что грел мне постель. Ты пьёшь мою кровь, я сохраняю тебе жизнь. Я расплатился за твои услуги. Так что не смей разговаривать со мной так…»

Они спорили. Канаме ужасно разозлился. Он отшвырнул Зеро к стене, случайно сломав тому пару рёбер, но в действительности ранило не это. Ранили слова и тон, хотя Зеро отказывался признать, насколько. Ранила правда… уродливая правда. Но, тем не менее, в этом она и заключалась: Зеро делал это. Причём добровольно. Грел чистокровному постель, словно игрушка для удовольствия, которой пользуются, а потом выбрасывают. Он обманывал сам себя, пытаясь поверить в то, что это было чем-то большим. Он позволил себе стать рабом вампира, наркоманом, безнадёжно подсевшим на кровь Канаме. Возможно, на первых порах Канаме тоже запутался, а, может быть, манипулировал им с самого начала. Зеро этого не знал, да и что вообще можно сказать наверняка о ком-то, столь ловком в умении идти к своей цели? Это не имеет значения, поскольку конечный результат один и тот же. Райдо сразу это понял. Он ведь знал, как устроен разум чистокровных, и сам однажды побывал у Канаме в голове. Но Зеро думал, что Райдо ошибался. Он думал, что Канаме не таков. И вопреки всему какая-то малая упрямая часть него по-прежнему так считала, отказываясь поверить в то, что он так заблуждался насчёт Курана.

Как глупо. Это все равно, как если б мастер Тога раз за разом лишался глаза. Зеро в действительности так ничему и не учился, верно? Никогда не доверять вампирам. Они не такие как мы. Мы.… Но кто такие теперь эти "мы"? Поддавался ли он хоть какой-нибудь расовой идентификации и обладал ли целью, в которой было бы хоть сколько-нибудь смысла? Нет. Он не обладал ничем. Он был никем.

Зеро не смог бы возненавидеть Канаме по-настоящему, даже если бы попытался. Ведь Канаме не заставлял его становиться кем-то против воли. Зеро слишком сильно ненавидел самого себя, чтобы этого чувства хватило на кого-нибудь ещё. Боже, ну почему он тогда не умер вместе со своей семьёй? Судьба в тот раз совершила большую ошибку, оставив ему жизнь. И сейчас он просто исправляет это недоразумение.

Он обещал Юки, что не совершит подобного. И это было единственным, о чём он сожалел. По крайней мере, единственным, в чём он был готов признаться.

«Зеро, обещай мне, …что не будешь горевать слишком сильно. Обещай, что найдёшь причину, чтобы снова улыбаться, и будешь жить счастливой полной жизнью… ради меня, Зеро, ты должен сделать это ради меня, пожалуйста, обещай мне…»

Разумеется, он обещал. Он тогда пообещал бы ей всё, что угодно. Но этой клятвы он сдержать не мог. Ей придётся это понять. Она его простит… . Она всегда его прощала.

Воздух выходил из сдавленных лёгких Зеро, вздымаясь вверх пузырьками от его рта, но он никак не пытался с этим бороться. Ему было всё равно, и он уже был слишком слаб. Заплыв сюда, на середину озера, он порезал себе запястья, используя лезвие, заклятое против вампиров так, чтобы раны не закрылись слишком быстро. Кровь вытекала прямо в воду и растворялась в озере – гарантия того, что вампиры в школе не учуют запах до тех пор, пока не станет слишком поздно. Лёжа в бесшумной воде, в то время как жизнь постепенно сочилась из него, охотник смотрел на луну, пока в голове не помутилось, и он не стал медленно опускаться ко дну.

Зеро думал, что ощутит покой, но всё, что он по-прежнему чувствовал, было лишь болью. Неужели покоя ему не будет даже в смерти? Неужели он никогда не почувствует себя лучше?

Юки была отравлена, или, возможно, "инфицирована" будет более подходящим словом. Они до сих пор не знали, кто это сделал и зачем. В одну из ночей, когда она патрулировала школьную территорию, неизвестный противник напал на неё и лишил сознания. Зеро должен был быть в патруле вместе с ней, но… Канаме задержал его в одной из пустых классных комнат, и тот весьма охотно позволил чистокровному отвлечь себя. Боже, если бы он только был там, где должен был быть. Если бы он только мог повернуть время вспять…

Её отвезли в больницу, и поначалу последствия этого происшествия не вызывали серьёзных опасений - лишь несколько синяков и маленькая колотая ранка на руке.… Но позже результат анализа крови выявил первые признаки заболевания, которое активно разрушало её иммунную систему и одновременно паражало клетки. Эта болезнь всецело не походила ни на одну из известных медицине, и доктора были в замешательстве. Данное заболевание передавалось через кровь и имело сходные признаки с туберкулёзом и ВИЧ, но не являлось ни одним из них, и никакие консервативные методы лечения не приносили результата. Её немедленно поместили под карантин, пока доктора с уверенностью не установили, что этот крайне опасный вирус передаётся только через кровь.

Для её спасения было сделано всё. Канаме пустил в ход своё мощное влияние и немалое финансовое состояние, чтобы привлечь всех специалистов, какие только имелись среди вампиров и людей. А по сравнению с крупной облавой, организованной им с целью найти того, кто сделал это с ней, поиск некоторых лидеров широко известных террористических организации показался бы охотой за пасхальным яйцом. Само собой, Канаме был идеальным и универсальным донором, и едва не убил себя, делая Юки регулярные переливания собственной крови, чтобы заменить её поражённую плазму своей, отдавая ей каждую крупицу энергии своего тела в попытках предотвратить неминуемое. Он выиграл для неё какое-то время, но было очевидно, что этого недостаточно.

Под конец, в отчаянии он укусил её, несмотря на неявную, но всё же реальную угрозу заразиться этой непонятной болезнью, выпив её крови. Он обратил её в расчёте на то, что сила вампира даст Юки больше времени, наделив её тело способностью быстрее исцеляться и сопротивляться инфекции, и, может быть, даже полностью её излечит. К тому же это позволяло передавать ей кровь напрямую, что он и делал в неограниченном количестве, практически заставив её полностью его иссушить.
К несчастью, это оказалось ошибкой. Процесс обращения необъяснимым и непредсказуемым образом ускорил течение болезни. По иронии судьбы это уберегло Канаме от формирования ещё одних обречённых кровных уз, поскольку заболевание сильно изменило структуру крови Юки, что помешало становлению связи. Но, к сожалению, это также означало, что укус Канаме и его кровь причинили Юки куда больше вреда, чем пользы.

Канаме был целиком и полностью выжат. Зеро был в ярости из-за того, что Канаме сотворил такое с Юки, ничего никому не сказав. Именно поэтому между ними разгорелся тот спор, окончившийся для Зеро переломами рёбер.

Ни один из них не спал на протяжении недель, пока Юки медленно умирала от долгой изнурительной болезни, лечения от которой не существовало. Было испробовано и задействовано всё возможное. Но, в конце концов, это оказалось напрасным. В итоге смерть победила, и они её потеряли.

Когда зрение Зеро стало меркнуть, ему показалось, что он видит лицо Юки, смотрящей на него сквозь воду. Она казалась печальной и расстроенной. Зеро, что ты делаешь? Как ты можешь? Ты же обещал, что будешь жить ради меня... что увидишь и сделаешь всё то, чего я уже не смогу... Ты ведь обещал мне, что не оставишь Канаме... Как ты можешь так поступать?
Но было уже поздно, он слишком далеко зашёл и не мог вернуть того, что было сделано. Его затуманенный взгляд молил её о понимании. Юки, прости меня... Я просто не могу сделать этого в одиночку.


Продолжение следует.

@темы: yaoi, fanfiction, Zero Kiryu, Kaname Kuran